05.02.2020 | История | Александр Айвазов

«Пакт Молотова — Риббентропа» — выдающееся достижение советской дипломатии

В последнее время подписанный 23 августа 1939 года Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом подвергается со стороны западных стран постоянным нападкам. Западные политики и политологи, пытаясь переписать историю, утверждают, что этот Договор развязал руки Германии для нападения на Польшу и начала Второй мировой войны.

И это могло бы выглядеть именно так, если рассматривать причины начала Второй мировой войны исключительно с точки зрения европоцентристской политики и напрочь игнорировать Мюнхенский сговор 1938 года, который и послужил толчком к началу всех последующих событий.

Но Вторая мировая война — это не только европейская война, это мировая война, поэтому ее начало нужно рассматривать не с точки зрения европейских стран, а с глобальных позиций. Следовательно, нужно учитывать не только то, что происходило в Европе, но и то, что происходило в это время на Востоке, и тогда картина и последовательность событий видится в совершенно ином свете.

Тем более что именно на Востоке были самые большие потери: по данным правительства КНР, только Китай во время Второй мировой войны потерял около 35−40 миллионов человек.

Кто развязал Вторую мировую войну?

Пока Европа приходила в себя после Первой мировой войны, на Востоке полным ходом шла подготовка к новой мировой войне. В апреле 1927 г. в Японии к власти пришло правительство лидера партии Сейюкай (Общество политических друзей) — генерала Гиити Танака, ставшего премьер-министром.

С 27 июня по 7 июля 1927 г. в Токио состоялась «восточная конференция» с участием представителей министерства иностранных дел, военного и морского министерств и Генерального штаба под председательством Г. Танаки, выступившего с Меморандумом.

В «меморандуме Танаки» говорится следующее: «…для того, чтобы завоевать мир, мы должны сначала завоевать Китай. Если мы сумеем завоевать Китай, все остальные малоазиатские страны, Индия, а также страны Южных морей будут нас бояться и капитулируют перед нами. Мир тогда поймет, что Восточная Азия наша, и не осмелятся оспаривать наши права… Овладев всеми ресурсами Китая, мы перейдем к завоеванию Индии, стран Южных морей, а затем к завоеванию Малой Азии, Центральной Азии, и наконец Европы…».

Для того чтобы обрести союзников в этой борьбе за завоевание мира 25 ноября 1936 года Япония заключила с Германией, стремившейся к реваншу после поражения в Первой мировой войне и вынужденного подписания унизительного Версальского мира, «Японо-германское соглашение по обороне от коммунизма» или «Антикоминтерновский пакт».

7 июля 1937 года Япония начала войну в Китае, а 3 ноября 1938 года Япония заявила о планах создания «Великой сферы восточноазиатского сопроцветания». В эту «сферу» предполагалось включить Китай, Индокитай, Бирму, Монголию, Советский Дальний Восток, острова Тихого океана и Океанию.

Таким образом, отнюдь не в Европе и не Германией была развязана Вторая мировая война, а Японией в Восточной Азии. Кстати, там же она и закончилась 2 сентября 1945 года.

Германия же вступила во Вторую мировую войну только через 2 года после развязавшей ее Японии. И причиной вступления Германии во Вторую мировую войну был унизительный Версальский договор, о чем после его заключения писал выдающийся британский экономист Дж. М. Кейнс, который утверждал, что этот договор сделал войну в Европе практически неизбежной.

Великая же депрессия сделала Вторую мировую войну абсолютно неизбежной. Она и началась после того, как Германия, переняв у Великобритании главный принцип ее внешней политики: «разделяй и властвуй», обезопасила себя от войны на два фронта: осуществив «Мюнхенский сговор» со странами Западной Европы и подписав Договор о ненападении с Советским Союзом.

Причиной начала Второй мировой войны в Европе был Версальский договор

В 1938 году в Мюнхене Великобритания и Франция продемонстрировали свою полную военно-политическую импотенцию, выполнив все требования Гитлера, после чего он стал последовательно захватывать своих противников с целью подчинения Германии всей Европы, хотя главной его целью был СССР.

11 августа 1939 года в разговоре с Карлом Буркхардом Гитлер откровенно заявлял: «Всё, что я делаю, направлено против России; если Запад слишком глуп и слеп, чтобы понять это, я буду вынужден договориться с русскими, разбить Запад, и затем, после его разгрома, концентрированными силами обратиться против Советского Союза. Мне нужна Украина, чтобы нас не уморили голодом, как в последней войне».

Таким образом, Гитлер, заключив Пакт о ненападении с СССР, пытался избежать войны на два фронта и обеспечить свободу действий в Польше и на Западе, чтобы сконцентрировать силы для войны с СССР.

Договор о ненападении между Германией и Советским Союзом значительно облегчил Гитлеру изоляцию и разгром Польши, но его нельзя считать ни причиной нападения Германии на Польшу, ни тем более причиной развязывания Второй мировой войны, которая к этому времени уже шла на Востоке полным ходом.

Разгром Польши был необходим Гитлеру, чтобы обезопасить себя от удара в спину, когда он нападет на своих главных обидчиков в Первой мировой войне: Францию и Великобританию, вынудивших Германию подписать унизительный Версальский договор. Поводом для нападения на Польшу стала проблема Данцига, переданного Польше по Версальскому мирному договору, который делил Германию на две части, отделив от основной территории Восточную Пруссию.

Гитлер требовал от Польши возврата Германии Данцигского коридора, чтобы соединить всю территорию Германию в единое целое, но Польша отказывалась это делать. 18−20 августа 1939 года Польша, категорически отвергавшая сотрудничество с СССР, была готова к переговорам с Германией для обсуждения германских условий территориального урегулирования проблемы Данцига, но Берлин, взявший курс на войну, уже не интересовало мирное решение вопроса.

19 августа Германия сообщила руководству Советского Союза о своём согласии «учесть всё, чего пожелает СССР», и настаивала на ускорении переговоров по Договору о ненападении с СССР. Советская сторона передала в Берлин проект пакта о ненападении, в постскриптуме которого содержался набросок будущего «секретного протокола», о котором поднимает в последнее время такой шум Запад, и дала согласие на приезд Риббентропа 26−27 августа.

Но посол Шуленбург 21 августа передал Молотову телеграмму от Гитлера «господину И. В. Сталину», в которой фюрер сообщал о своём согласии с советским проектом пакта о ненападении и о готовности выработать «дополнительный протокол» в ходе визита в Москву «ответственного государственного деятеля Германии».

Указав на угрозу германо-польского кризиса, Гитлер предлагал принять Риббентропа «во вторник, 22 августа, но не позднее среды, 23 августа, т. к. дата нападения на Польшу (1 сентября) им уже была назначена.

Но на 23 августа были запланированы сразу два визита: еще 21 августа Берлин предложил британскому правительству принять для переговоров рейхсмаршала Геринга, а советскому — министра иностранных дел Риббентропа для подписания пакта о ненападении. И СССР, и Британия ответили согласием.

22 августа Гитлер сделал свой выбор и, исходя из необходимости, прежде всего, подписать договор с СССР, отменил поездку Геринга, хотя Лондон об этом известили лишь 24 августа, когда Договор с СССР был уже подписан. Риббентроп прилетел в Москву в полдень 23 августа 1939 года. Встреча Риббентропа со Сталиным и Молотовым, в результате которой был подписан Договор о ненападении между СССР и Германией, продолжалась три часа.

Вторая русско-японская война

В это же время на Востоке полным ходом шли боевые действия на реке Халхин-Гол, где японская Квантунская армия пыталась захватить Монголию, союзником которой был СССР. Они начались еще в мае 1939 года. Но первое наступление японцев завершилось неудачей, и к концу июня штабом Квантунской армии был разработан план новой операции. В общих чертах он был идентичен майской операции японских войск, но на этот раз было запланировано окружение и уничтожение советских войск на восточном берегу реки Халхин-Гол.

Командующий Квантунской армии генерал Огису и его штаб планировали начать наступление 24 августа, но наступление советско-монгольских войск началось 20 августа, тем самым упреждая наступление японских войск.

21 и 22 августа (когда полным ходом шли переговоры между Москвой и Берлином) японские войска, придя в себя, повели упорные оборонительные бои и перешли в контрнаступление. Поэтому советскому командованию пришлось ввести в сражение резервную 9-ю мотоброневую бригаду.

В результате упорного сопротивления японцев 23 августа (в тот день, когда был подписан Пакт Молотова — Риббентропа) на Центральном участке фронта советскому командованию пришлось даже ввести в бой свой последний резерв, чтобы вернуть инициативу Красной Армии. И к исходу 26 августа бронетанковые и механизированные войска Южной и Северной групп советско-монгольских войск соединились и завершили полное окружение 6-й японской армии.

После боёв 24−26 августа командование Квантунской армии до самого конца операции на Халхин-Голе уже не пыталось больше деблокировать свои окружённые войска, смирившись с неизбежностью их гибели. После этого началось дробление окруженных войск отсекающими ударами и уничтожение по частям.

24 августа 1939 года в самый разгар конфликта на Халхин-Голе в Японии узнали о том, что Германия заключила с СССР Договор о ненападении. Сообщение об этом явилось настолько неприятной неожиданностью для Японии, что премьер-министр Хиранума 28 августа подал в отставку, взяв на себя ответственность за то, что Германия, которую в Японии считали союзником, заключила договор с «вероятным противником» — СССР.

По утверждению историка Х. Тэратани, «никогда — ни до, ни после — в истории не было случая, чтобы японское правительство уходило в отставку по причине заключения договора двух других государств между собой».

25 августа 1939 года министр иностранных дел Японской империи Арита Хатиро заявил послу Германии в Токио Отто протест по поводу подписания советско-германского договора о ненападении. В протесте отмечалось, что «этот договор по своему духу противоречит антикоминтерновскому соглашению».

Поражение, нанесённое советско-монгольскими войсками, и подписание советско-германского договора привели Японию к правительственному кризису и существенным изменениям военных планов. Новый премьер — отставной генерал Нобуюки Абэ — заявил, что главной задачей его правительства будет разрешение китайского конфликта. При этом было подчёркнуто, что новое правительство будет проводить политику невмешательства в европейские дела, а приоритетным направлением в войне будет южное.

Германия предала Японию, и все надежды, связанные с развитием халхин-гольского конфликта с помощью Германии и превращением его в победоносную войну против коммунизма, лопнули. Уже 4 сентября Япония выступила с заявлением, что ни в какой форме не намерена вмешиваться в конфликт в Европе, а 15 сентября 1939 года подписала с Советским Союзом соглашение о перемирии, приведшее 13 апреля 1941 года к заключению советско-японского пакта о нейтралитете. Германскую пощёчину трудно было вынести.

Сразу после начала Великой Отечественной войны 22 июня 1941 года Генеральный штаб Японии, учитывая опыт Халхин-Гола, принял решение вступить в войну против СССР только в том случае, если Москва падёт до конца августа. В ответ на требование Гитлера в телеграмме от 30 июня немедленно выполнить свои союзнические обязательства и ударить по СССР с востока на заседании Совета министров Японии 2 июля было принято окончательное решение ждать, пока Германия не будет побеждать наверняка.

А 7 декабря 1941 г. Япония напала на США в Пёрл-Харбор, начав военные действия на Тихом океане. Руководство Японии предпочло воевать с США на тихоокеанском театре военных действий, а не с СССР в Монголии. Оно хорошо понимало, что СССР, занятый войной с Германией в Европе, не сможет угрожать Японии и развяжет ей руки для проведения ее экспансионистской политики на юго-востоке Азии.

Таким образом, Пакт Молотова — Риббентропа был результатом проведения чисто прагматичной политики, когда каждая из сторон, понимая, что войны избежать не удастся, пыталась обезопасить себя от войны на два фронта, что им блестяще удалось сделать.

Более того, СССР выиграл два года для подготовки к войне с Германией и создал буфер из территорий Польши, Румынии и Прибалтийских стран, который позволил ему выиграть некоторое время в первые дни Великой Отечественной войны.

Германия сначала захватила практически всю Европу и только потом развязала войну против своего главного врага — СССР. Советский Союз же обезопасил себя от нападения Японии с Востока, что позволило перебросить осенью 1941 года десятки дивизий Красной Армии с Дальнего Востока под Москву и нанести первое поражение Вермахту под Москвой.

Поэтому я и утверждаю, что «Пакт Молотова — Риббентропа» — это выдающееся достижение советской дипломатии, а Польша, которая сейчас пытается переписать историю по своим лекалам, вполне заслужила своей печальной участи подлой политикой, которую она продолжает с удивительным упорством проводить и в настоящее время. Ей подпевает и нынешняя Украина.

Но от Польши это всегда нужно ожидать, утверждал Уинстон Черчилль еще в 1938 году в статье «О подлости поляков» (1938):

«Героические черты характера польского народа не должны заставлять нас закрывать глаза на его безрассудство и неблагодарность… Мы увидели, как теперь, пока на них падал отблеск могущества Германии они поспешили захватить свою долю при разграблении и разорении Чехословакии… В момент кризиса для английского и французского послов были закрыты все двери. Их не допускали даже к польскому министру иностранных дел…

И все же всегда существовали две Польши: одна боролась за правду, а другая пресмыкалась в подлости… Храбрейшими из храбрых слишком часто руководили гнуснейшие из гнусных! Польша — гиена Европы! Подловатая страна, желающая урвать что-либо на халяву. Что Запад не доел, Польша подбирает. Нет в мире стран, обожающих Польшу».

И в настоящее время Польша пытается вбить клин между Европой и Россией, для чего стремится переписать историю и не допустить союза между Россией и другими европейскими странами. Поэтому нашей главной задачей является разрушать эти планы «гиены Европы».

ИА REGNUM