27.06.2017 | Общество | Андрей Геращенко

Андрей Геращенко: «Свеча памяти» в Хатыни

22 июня 2016 года исполнилось 76 лет со дня начала Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Эта трагическая дата навсегда останется в памяти граждан нашего некогда общего Отечества. Военное лихолетье унесло более 27 миллионов жизней советских граждан.

В ночь с 21 на 22 июня по всей России и в других странах уже в восьмой раз прошла торжественная акция «Свеча памяти», во время которой активисты общественных объединений, ветеранских и молодежных организаций, простые люди вышли на площади городов, посетили воинские мемориалы, места массовых захоронений мирных граждан времен войны. 

Не остались в стороне и российские соотечественники Белоруссии. 22 июня 2017 года по инициативе Координационного совета руководителей белорусских общественных объединений российских соотечественников при транспортной и финансово-организационной поддержке Посольства Российской Федерации в мемориальном комплексе «Хатынь» вот уже во второй раз (впервые в 2016 году) была проведена акция «Света памяти». Представители организаций российских соотечественников – Белорусский Союз блокадников Ленинграда, РОО «Мир для всех», КПОО «Наша Русь», КПОО «Садко», БОО «Русь», ВОО «Русский дом», молодёжной секции при Координационном совете российских соотечественников, МСКОО «Русь молодая», МОО ТБКН «Чишма», Союза писателей Белорусии, а также третий секретарь Посольства России в Белоруссии Г.И.Лаврова зажгли символические «Свечи памяти» (свечи в красных лампадках – пять штук на центральном памятнике у вечного огня Хатыни по числу лет войны), а также возложили цветы и траурный венок у Вечного огня обелиска, посвященного жертвам фашизма.

01 Российские соотечественники сразу после возложения

Российские соотечественники сразу после возложения.

Директор мемориального комплекса Хатынь Артур Гарриевич Зельский провёл очень интересную и эмоциональную экскурсию.

02 Зельский проводит экскурсию

Директор мемориального комплекса Хатынь А.Г.Зельский проводит экскурсию.

После возложение состоялся импровизированный митинг, на котором выступили третий секретарь Посольства России в Белоруссии Галина Игоревна Лаврова, Председатель Координационного совета российских соотечественников Белоруссии Андрей Евгеньевич Геращенко и заместитель Председателя РОО «Мир для всех» Виктор Валентинович Саевич.

03 Выступление Геращенко

Выступление А.Е.Геращенко – автора статьи и главы о трагедии Хатыни из готовящейся к изданию книги писателя «Опалённая войной Белоруссия».

Все выступающие говорили о ужасе произошедшей трагедии. Его чудовищных масштабах с учётом подобных и даже более масштабных злодеяний фашистов в тысячах деревень Белоруссии и всего Советского Союза и той страшной цене, которую наши люди заплатили за события Великой Отечественной войны и победу над фашизмом. Говорили и о недопустимости фальсификации истории, попыток обеления Вермахта (якобы, всё делали только каратели, СС и полицаи), очернения партизан, сравнения Гитлера со Сталиным. Хатынь опровергает все эти измышления, показываю все звериную сущность немецкого нацизма и двуличность поборников «европейских ценностей».

Стоит отметить, что накануне, 17 июня 2017 года, Хатынь посетили и участники 6 Региональной конференции российских соотечественников стран Ближнего зарубежья. Для многих из них Хатынь стала чудовищным откровением.

04 Делегаты Ближнего зарубежья в Хатыни

Делегаты 6 Региональной конференции российских соотечественников стран Ближнего зарубежья в Хатыни.

А теперь подробнее о самой Хатыни и всём, что с ней связано. Среди наиболее известных мест для посещения как белорусскими, так и зарубежными туристами мемориальный комплекс «Хатынь» занимает совершенно особое место. «Хатынь» выделяется даже среди мемориалов, построенных в Белоруссии в память о Великой Отечественной войне, не говоря уже о многих других государствах бывшего СССР. Это – уникальное, полное трагизма место. Впервые попавшие сюда испытывают очень сильные эмоции. Это трудно даже передать словами – словно вы вошли в дом, где находится пока ещё не захороненное тело вашего близкого друга или родственника, который трагически погиб в самом расцвете сил. Здесь становятся намного тише даже самые развесёлые туристы. Это место пропитано смертью. Здесь убивали, уничтожали, расстреливали и сжигали ни в чём не повинных людей. Наших людей… Таких же, как мы с вами и наши родные, близкие и знакомые.

Это – памятник человеческим страданиям, вечное напоминание о военных преступлениях нацизма и о том, что мы должны сделать всё, чтобы они больше не повторились на нашей земле. Мемориал кажется каким-то пустым. По нему вечно гуляет ветер. Здесь даже более тоскливо, чем в сохранившихся мемориалах концлагерей. Там хотя бы остались какие-то бараки, там пусть страшно и далеко не все, но всё же выживали люди. Здесь – только смерть и памятники, большие и маленькие. Памятники убитым и замученным людям, сожжённым деревням.

05 Хатынь

Фрагмент мемориального комплекса Хатынь.

В Хатыни обязательно нужно побывать. Хотя бы один раз. Никто из людей, не связанных с Хатынью профессионально, сюда, как правило, не возвращается – слишком тяжёлое зрелище. Перед поворотом на Хатынь многие машины притормаживают, но зачастую водители так и не решаются заехать. А потом обязательно жалеют, потому что иметь возможность и не заехать – почти то же самое, что не прийти на кладбище к «своим» могилам в поминальный день или на Троицу. Не по-человечески как-то.

…22 марта 1943 г. каратели из батальона СС «Дирлевангер» и фашистские пособники из 118-го полицейского батальона сожгли белорусскую деревню Хатынь вместе с полутора сотнями её жителей. Это был один из множества страшных примеров реализации на практике разработанного ещё до начала Великой Отечественной войны фашистского генерального плана «Ост», согласно которому 25% белорусского населения предполагалась онемечить, а 75% подлежали уничтожению. Гитлер прямо и недвусмысленно заявлял: «Мы обязаны истребить население – это входит в нашу миссию охраны германского населения. Я имею право уничтожить миллионы людей низшей расы, которые размножаются, как черви». Еще 30 марта 1941 г. на совещании высшего командного состава вермахта он подчеркнул, что в войне против Советского Союза борьба будет вестись «на уничтожение», что «борьба будет сильно отличаться от борьбы на Западе. На Востоке жестокость мягка для будущего».

Мемориал «Хатынь» был построен по инициативе первого секретаря ЦК компартии Белоруссии П.М. Машерова – бывшего партизана, который лично был свидетелем ужасов оккупации и фашистских преступлений. В Белоруссии фашисты сожгли сотни деревень. Почему выбор пал именно на Хатынь? После распада Советского Союза у нас подхватили подлую идею, рождённую на Западе, о том, что созвучие Хатынь – Катынь вовсе не случайно и советское правительство, дескать, чтобы отвлечь внимание общественности от Катыни, где были расстреляны пленные поляки, построило мемориал с созвучным названием. Это один из примеров той лжи, которой становится в последнее время всё больше – партизаны, дескать, были бандитами, Матросов был уголовником, а Зоя Космодемьянская – пироманка, которая жгла дома жителей, а те сдали её наводившим порядок немцам. Можно привести и другие примеры подобных «открытий».

На самом деле, по воспоминаниям строителей и авторов проекта, изначально предполагалось построить мемориал в деревне Вельи в Россонском районе Витебской области –  во время войны её сожгли вместе с 450 жителями. В этих краях и партизанил Пётр Машеров. Но он понимал, что деревня слишком далеко от Минска, и мемориал будет труднодоступным. Тогда наряду с другими возник и вариант Хатыни, которая располагается относительно близко к Минску и, самое главное, название у деревни очень выразительное – от слова «хаты». Именно белорусские хаты и были здесь сожжены нацистами и их помощниками. Были и другие серьёзные аргументы, которые позволили остановиться именно на Хатыни – деревня пострадала за помощь и связь с партизанами, большинство уничтоженных были безвинными женщинами, детьми и стариками. А о Катыни никто тогда ничего не знал.

Сам комплекс создавался в несколько этапов. Но все главные и основные работы были сделаны в 1968-1969 годах. Вначале построили ту часть, которая относится собственно к Хатыни. На месте каждого из 26 сожжённых домов установили памятники – бетонные венцы срубов пепельного цвета и обелиски-стелы в виде печных труб.

На вершине каждой – колокол. Колокола звонят каждые 30 секунд. Звон колоколов производит на посетителей очень сильное впечатление. Этого не ожидали даже сами создатели мемориала. Вот что написал Л. Левин в своей книге «Хатынь»: «Вечер накануне открытия мемориала. Колокола решили включить для последней проверки позже, когда на территории не будет ни одного посетителя… Ждем… И заговорила тишина. И ожила Хатынь. Ударил колокол в самом дальнем конце бывшей деревни – там, где сожженный вишневый сад. Будто кто-то глубоко вздохнул, вскрикнул. Звук теряет силу, вот-вот растворится в темноте и тишине, но… Заговорил второй колокол, третий, четвертый… Перезвон колоколов подхватывается с другой стороны деревни. Набат нарастает. Вот уже говорят все 26 колоколов. Стоим ошеломленные. Сила звукового эффекта превзошла все ожидания. Дрогнула ночь… Снова тишина над хатынской поляной».

На мемориальных досках указаны фамилии жителей. Есть и калитки – они всегда открыты, но в этих домах больше не будет гостей. Сделаны и четыре стилизованных колодца – на тех самых местах, где стояли настоящие. Крыша – образ сарая, в котором сожгли людей, сделана из траурно-чёрного лабрадорита.

Напротив – братская могила хатынцев с Венком Памяти и словами обращения к будущим поколениям.

Но главной доминантой мемориала является шестиметровый памятник – старик держит на руках убитого ребёнка.

06 Старик с умирающим ребёнком на руках

Старик с умирающим ребёнком на руках.

Уже 13 февраля 1969 г. было принято решение о строительстве второй очереди «Хатыни».  Чтобы подчеркнуть, что Хатынь – это в первую очередь символ геноцида белорусского народа, который вовсе не ограничивался одной деревней, было возведено «Кладбище невозрожденных деревень». На этом кладбище были захоронены урны с землёй из 185 уничтоженных деревень (186-й была сама Хатынь).

Всего же фашистами было уничтожено 619 белорусских деревень вместе с жителями. 433 из них были восстановлены после войны. Именно им и посвящён памятник «Символические деревья жизни», о котором я говорил выше.

07 Начало Стены памяти.

Начало Стены памяти. Она специально выполнена в виде бетона, стилизованного под доски – именно в дощатых сараях и бараках гибли люди.

В нишах «Стены памяти» – названия мест массового уничтожения людей с указанием количества убитых и замученных. Символично и название самого памятника, напоминающего известную «Стену плача» в Иерусалиме – помимо белорусов, русских и других советских людей в Белоруссии фашистами было уничтожено и много евреев. В «Стене памяти» говорится об общей трагедии и боли жителей Белоруссии, независимо от их национальности.

08 Ниши памяти всегда полны детских игрушек

Ниши памяти всегда полны игрушек в память о погибших и замученных детях. Справа – экскурсовод мемориального комплекса Хатынь.

Был также установлен и Вечный огонь. В его чёрном постаменте – место для четырёх ниш, но только в трёх из них растут берёзы – четвёртая отсутствует в знак того, что во время войны погиб каждый четвёртый житель Белоруссии. Это не совсем соответствует действительности, потому что, по последним данным, погибла треть населения Белоруссии, но ещё одну берёзку не стали трогать, оставив её на прежнем месте.

Торжественное открытие «Хатыни» состоялось 5 июля 1969 г. Но работы продолжались и позже: постоянно уточнялись списки сожжённых деревень, мест массового уничтожения населения, благоустраивалась территория, происходило обновление материально-технической базы мемориала.

09 Единственное в мире кладбище сожжённых деревень находится в Хатыни

 Единственное в мире кладбище сожжённых деревень находится в Хатыни.

К 60-летию освобождения Белоруссии от немецко-фашистских захватчиков в 2004 г. по поручению белорусского президента Александра Лукашенко была проведена реконструкция «Хатыни». Появилась фотодокументальная экспозиция «Хатынь», где представлены материалы о зверствах оккупационного фашистского режима в отношении белорусского населения.

Несмотря на всё сказанное выше, в последние годы не прекращаются атаки на историческую память о войне и сам мемориал «Хатынь» в оппозиционной белорусской прессе и электронных СМИ. В частности, утверждается, что немцы не имели никакого отношения к уничтожению Хатыни, а сожгли её украинские полицаи-националисты, и это была месть за уничтожение партизанами любимца Гитлера Ганса Вёльке. Эта версия возникла потому, что в течение целых десятилетий никто по-настоящему не занимался расследованием вопиющего преступления. Лишь в 1986 г. состоялся суд над командовавшим полицаями 118-го карательного батальона Георгием Васюрой – этот палач был найден и арестован лишь в последние годы существования Советского Союза. В духе советских традиций процесс просто замолчали, а затем наступил развал страны и вообще стало не до того.

Васюра за связь с немцами отсидел после войны срок, но затем, использовав оттепель, заявил, что был репрессирован за плен – о его хатынских «подвигах» тогда ещё не знали. К 1986 г., когда его всё же отыскали после признаний бывшего подчинённого Мелешко, арестованного совсем по другому делу, Васюра был заместителем директора одного из больших совхозов на Киевщине. Порой даже выступал перед пионерами в образе ветерана войны, фронтовика-связиста. Учитывая эти факты, дело решили не придавать огласке, но поползли многочисленные слухи.

Все эти недомолвки делали своё чёрное дело. Наконец, не реагировать на всё это уже было просто нельзя. В 2009 г. в Академии наук Белоруссии вышла книга «Хатынь. Трагедия и память», где приведены практически все известные сегодня документы о хатынской трагедии из фондов Департамента по архивам и делопроизводству Министерства юстиции РБ, Национального архива, Государственного мемориального комплекса «Хатынь», а также рассекреченные данные Центрального архива белорусского Комитета государственной безопасности. Сделать это нужно было бы раньше, а не ждать формального повода – 40-летия сооружения мемориала, потому что болезнь беспамятства и глумления над прошлым всегда легче предупредить, чем лечить. Но все же лучше поздно, чем никогда.

Представленные в 270-страничном исследовании документы позволяют составить вполне реальную картину того, что происходило в Хатыни 22 марта 1943 г. В тот день партизаны повредили линию связи между Плещеницами и Логойском (двумя населёнными пунктами неподалёку от Минска в витебском направлении). Это были места традиционной активности партизан отряда «Мститель» бригады «Дяди Васи». Немцы направили туда для восстановления связи два взвода первой роты 118-го полицейского батальона. Но полицаи попали в засаду – двое были убиты, многие ранены, но, что гораздо важнее, – был убит шеф-командир роты гауптман Ганс Вёльке.

Это был необычный батальон, при всём обилии в нём украинцев он не имел к украинским националистам никакого отношения. Дело в том, что так называемый 118-й шуцманшафтбатальон, хотя и был сформирован в Киеве, состоял из завербованных советских военнопленных, перебежчиков и уголовных элементов, которые согласились сотрудничать с оккупантами, прошли спецподготовку в различных школах на территории Германии и присягнули на верность Гитлеру. Руководил батальоном штурмбанфюрер Эрих Кёрнер, а Георгий Васюра командовал лишь собственно полицаями и без Кёрнера не мог ничего предпринять. Второй же ротой руководил гауптман Ганс Вёльке – чемпион мюнхенской Олимпиады 1936 года по толканию ядра. За его прежние заслуги на фронт Вёльке не отправили – он занимался карательными операциями, причём делал это с особым старанием, недаром вторая рота слыла самой кровавой в батальоне.

После гибели Вёльке командир охранного взвода В. Мелешко арестовал лесорубов – жителей деревни Козыри, которых каратели повстречали по пути перед нападением партизан. Из Логойска прибыла вызванная помощь – часть батальона СС «Дирлевангер», а из Плещениц – другие подразделения 118-го полицейского батальона во главе с Кёрнером и Васюрой. Арестованные люди поняли, что их ждет расстрел и попытались бежать, но – скрыться удалось лишь двоим, остальных 26 человек убили.

По следам партизан их настигли в Хатыни. Завязался бой. Каратели применили тяжёлое вооружение. Часть партизан погибли, части удалось уйти. В ярости фашисты окружили деревню, согнали в большой сарай ещё не убитых жителей (в основном женщин, стариков и детей) и подожгли его. Когда часть обезумевших от боли людей выломала двери и попыталась бежать, их стали расстреливать из автоматов и пулемётов. Стрелял из автомата и лично Васюра. Затем была уничтожена и сожжена и вся деревня. Погибло примерно 150 мирных жителей, в том числе множество малолетних детей. Согласно показаниям свидетелей, всем командовал штурмбанфюрер Эрих Кёрнер, а помогали ему поляк Смовский и Васюра. В уничтожении Хатыни непосредственно участвовали несколько десятков немцев, которые и руководили действиями предателей, перешедших на их сторону, перепоручив им самую грязную работу.

Вот что представляли из себя эти подонки по воспоминаниям того же Васюры, когда во время суда прокурор, пытаясь уточнить роль немцев, спрашивал, зачем они были нужны в качестве руководителей, если перешедшие на их сторону предатели имели опыт службы в Красной армии и умели выполнять приказы: «Васюра: «Да, служили. Но это была шайка бандитов, для которых главное – грабить и пьянствовать. Возьмите комвзвода Мелешку – кадровый советский офицер и форменный садист, буквально шалел от запаха крови. Повар Мышак рвался на все операции, чтобы позверствовать и пограбить, ничем не брезговали командир отделения Лакуста и писарь Филиппов, переводчик Лукович истязал людей на допросах, насиловал женщин: Все они были мерзавцы из мерзавцев. Я их ненавидел!»» Следует заметить, что сам Васюра был ничем не лучше своих подельников.

Необходимо отметить также, что и батальон СС «Дирлевангер» был многонациональным – помимо немцев, как правило, осуждённых за различные преступления, там были представители и других национальностей – много было и советских граждан, перешедших на сторону врага. И всё же, отвечая тем, кто стремится обелить именно немцев, специально приведу слова одного из предателей, уничтожавших Хатынь, украинца Ивана Петричука: «Мой пост был метрах в 50 от сарая, который охранял наш взвод и немцы с автоматами. Я хорошо видел, как из огня выбежал мальчик лет шести, одежда на нем пылала. Он сделал всего несколько шагов и упал, сраженный пулей. Стрелял в него кто-то из офицеров, которые большой группой стояли в той стороне. Может, это был Кёрнер, а может, и Васюра. Не знаю, много ли было в сарае детей. Когда мы уходили из деревни, он уже догорал, живых людей в нём не было – дымились только обгоревшие трупы, большие и маленькие. Эта картина была ужасной. Я должен подчеркнуть, что деревню сожгли немцы, приехавшие из Логойска, а мы им только помогали. Правда, грабили мы ее вместе. Помню, что из Хатыни в батальон привели 15 коров».

Уничтожение Хатыни – один из эпизодов выполнения чудовищного плана «Ост», реализация на практике человеконенавистнических идей Гитлера и немецкого фашизма. Исполнителями были в основном предатели и отщепенцы, но организаторами хатыньской трагедии и непосредственными руководителями уничтожения деревни были именно гитлеровцы. И об этом нужно помнить.

…По мёртвой Хатыни гуляет ветер. По окрестностям разносится поминальный звон колоколов. А это значит, что мы обо всём помним.

Вместе с Россией